Большой ассортимент продукции в наличии на складе, а так же под заказ. Хорошие цены. Индивидуальный подход к клиенту. Гибкая система скидок.

Бесплатная доставка по городу Новосибирску.

+7 (383)277–29–48

История создания насосов ЭЦВ

История насосов ЭЦВ

 

 

История создания насосов ЭЦВ неотделима от истории народа нашей страны в двадцатом веке.  Но если историю нашего народа сегодня уже можно, как либо, представить без знания истории погружных насосов, то наоборот, как не пытайся не получается. Постараюсь восполнить этот пробел.

Всё началось в 1916 году, в Тбилиси, Российская Империя.

Армаис Арутюнов, создатель
погружного электродвигателя и погружного скважинного

В семье видного предпринимателя того времени Саркиса Казаровича Арутюнова вырос сын Армаис. Армянин, выросший в Грузии, и окончивший русскую школу! Парень получил хорошее образование, как домашнее, так и государственное высшее (г. Санкт-Петербург), энергичен и предприимчив. Увлекался он электротехникой – новым и модным тогда направлением.

В то время считалось, что нельзя сделать электродвигатель малого диаметра и большой мощности, который можно бы было использовать при скважинной добыче нефти.

Однако Армаис нашёл, как построить высокомощный двигатель с чрезвычайно малым диаметром. Чтобы развивать достаточную мощность необходимо, чтобы двигатель работал на высоких скоростях. В его конструкции, двигатель был установлен ниже насоса для охлаждения двигателя в потоке движущейся вверх нефти.

Разработка двигателя была закончена в 1916 году.

Идет война, и события в России становятся мало пригодны для освоения новой техники. По окончанию войны Армаис уезжает в Германию с целью начала производства нефтяных скважинных насосов уже на немецкой земле. В Германии Армаис регистрирует первое своё предприятие:  REDA, что  является аббревиатурой от слов "Russian Electrical Dynamo of Arutunoff".

Но в Германии мало нефти и в 1923 году Арутюнов уезжает в США, в Лос-Анджелес.

Здесь Армаис попытался продать свое изобретение представителям нефтяного бизнеса, но ему было отказано со словами, что работа его двигателя противоречит всем законам электричества.

«Затем инженер переехал в штат Оклахома, где Александр Клайд услышал про его изобретение и решил, что такой насос будет работать. С его помощью были проведены переговоры с Phillips Petroleum Company о тестировании оборудования, и затем в 1928 году Арутюнов переехал в город Бартлсвилл и основал свою первую компанию "Bart Manufacturing Company".

C тремя сотрудниками Армаис изготовил и установил первый насос на скважину Эль-Дорадо поблизости от города Бернс, штат Канзас.

Новость об удачном испытании его насоса вызвала немалый переполох в нефтяном сообществе. Даже газета The New York Times послала ему телеграмму: "Пожалуйста, вышлите хорошие фотографии вашего насоса, который работает вверх ногами".(конец заимствованного текста)

С этого момента истории погружные насосы Арутюнова начали своё победное шествие по нефтяным промыслам.

Время шло, Арутюнов продолжал печь патенты, насосы успешно работали на нефтепромыслах, а у нас  работали качалки.

Во время второй мировой войны, году в 1943-м по ленд-лизу США передали в СССР для вновь открытых нефтяных месторождений в Татарии и Башкирии штук пятьдесят установок для нефтедобычи с погружными насосами Арутюнова.

Первое испытание погружного насоса на скважине Эль-Дорадо, Канзас (Арутюнов третий справа)

По принятой в СССР практике «технического инжиниринга», часть оборудования была всесторонне изучена. Изучал установки и насосы Богданов Александр Антонович.

Создатель погружного скважинного насоса и его детище

Он вошел в состав правительственной! делегации посетившей в Америке Арутюнова.

Есть предположение того, что Амаис Саркисович, в первую же встречу передал нашим чертежи своего двигателя.

«Понимая перспективность применения установок погружных центробежных насосов для резкого повышения темпов добычи нефти как главного фактора подъёма экономики страны после войны, Александр Антонович приложил все силы, чтобы организовать предприятие по разработке, исследованию и внедрению этих УЭЦН.

Отправной точкой здесь можно считать его выступление на техническом совещании Министерства нефтяной промышленности СССР 20 декабря 1949 г., где он подробно изложил историю развития установок погружных насосов в США, их характеристики, эксплуатационные и экономические показатели, область применения и обслуживание. Там же освещался опыт применения установок, полученных в 1943 г. по ленд-лизу, на промыслах СССР.

Приказ Министра нефтяной промышленности Н. К. Байбакова «Об организации производства бесштанговых насосов и о внедрении их в нефтяную промышленность» появился почти через год – 27 сентября 1950 г.

Речь в нём шла о создании Особого конструкторского бюро по бесштанговым насосам (ОКБ БН). Согласно приказу, начальником ОКБ БН был назначен А. А. Богданов». (конец заимствованного текста)

В стенах этого КБ, видимо, и произошла та, первая точка бифуркации, которая разделила дальнейшие судьбы погружных насосов на ЭЦН (нефтяные)  и остальные: ЭЦВ, ЭЦТ и насосы добычи урана.

При активной технической поддержке ОКБ БН, возглавляемого Александром Антоновичем, в СССР была создана самая могучая в мире индустрия производства установок погружных насосов. Пять заводов выпускали насосы, три завода – погружные двигатели и гидрозащиту, пять заводов – погружной кабель, пять заводов – станции управления и трансформаторы. Всего по тематике ОКБ БН работало около 30 предприятий. Результатом работы этой тучи специалистов явилось создание линейки насосов по всем отраслям.

Но в те годы нефтянка ещё не была определяющим, стратегическим направлением. Главной задачей в стране был уран, его добыча.

Из-за повышенной секретности, закрывшей атомную отрасль, мне сегодня не ведомо как, когда были изготовлены первые насосы для кислотной технологии добычи урана.

Мне достоверно известно, что лучшие инженерные силы сконцентрированы в министерстве среднего машиностроения (атомная отрасль) у Е.П. Славского, которого мне довелось знать лично. Могу свидетельствовать только об одном: новый насосный завод погружных насосов (ЭМЗ) в городе Лермонтове (бывший урановый рудник №1) заработал только в 1974 году, первые же средмашевские погружные насосы были созданы, видимо в Ленинграде, а разово изготавливались на Свесском насосном заводе уже к концу пятидесятых годов. Если ошибся, то поправьте!

В 1958 году Завод им. Котовского в Кишиневе приступил к освоению производства погружных электронасосов типа 6АП с погружным электродвигателем МАП 3-14. С 1958 года завод  переименован в электромеханический,  а с 1965 года - в насосный. С целью усиления конструкторских кадров, на завод перевели специалистов со Свесского насосного завода, в основном гидравликов. Несколько человек прислали из Ленинграда. Тогда, в 1959 году, в КБ завода Котовского, и родилась эта абревиатура ЭЦВ.

Коллектив ОКБ БН (Александр Богданов – за столом, третий справа)

Конструкторское сопровождение, параметрический ряд, типаж и, наконец, ГОСТ 10428 - 63 были разработаны Особым конструкторским бюро по бесштанговым насосам А.А. Богданова, которое с 1958 до 1965 года  патронировало и руководило этой темой.

«С 1972 году завод им. Г.И. Котовского, вошел в объединение «Молдавгидромаш», вобрав в себя лучшие традиции своего славного коллектива, и стало крупнейшим насосостроительным предприятием СССР. Можно без преувеличения сказать, что молдавские насосы марки ЭЦВ успешно зарекомендовали себя как самые надежные от южных до северных границ Советского Союза.

В течение последующих пятилеток завод погружных насосов имени Г.И.Котовского достигает своего наивысшего расцвета. Годовой выпуск погружных насосов в 1989 году достигает рекордной отметки - 53 тысячи штук. При этом неуклонно растет качество и надежность выпускаемой продукции. Насосы с маркой ЭЦВ экспортировались в 60 стран мира, они непременные участники большинства международных выставок и ярмарок».

Завод погружных насосов  им. Г.И. Котовского ПО «Молдавгидромаш».

  Но вернусь к концу пятидесятых годов. На завод им. Котовского, в КБ завода, был передан прототип погружного насоса, уже проработанный в средмашевской структуре, видимо из Ленинграда.

Это очень важная веха в плане нашего исследования. Очередная точка бифуркации. Был передан насос, предназначенный для перекачки водного, (кислотного) рассола для уранового рудника. Не нефтяной!

Связано это было, по моему мнению, с некоторыми особенностями конструкции погружных насосов, приобретёнными в процессе эволюции в отраслях. Во-первых, насосы минсредмаша были более долговечные, наработка на отказ достигала 5-10 тысяч моточасов. Во-вторых, насосы минсредмаша были свободны от некоторых конструкторских новаций, связанных с добычей нефти с больших глубин. Прежде всего, это касалось осевой разгрузки.

В том первом насосе – прототипе, применена самая простая  щелевая разгрузка осевых усилий и жесткая фиксация колёс на валу. Это проще, надёжнее и технологичнее, а значит – дешевле. Глубины залегания водоносных слоёв лежат в диапазоне 40-140 метров, нефть же сегодня гонят с глубин 3 км и больше при температуре среды до 100 градусов С. Напор погружного насоса регламентируется количеством секций. Так в ЭЦВ количество секций от одной до полутора десятков, а в нефтяном марки ЭЦН – сотни (81 - 412). Длина двигателя может достигать 8 метров, длина насоса 5 метров.

При таких размерах требования к конструкции валов, подшипников совсем иные.

Жесткая агрегация колёс на валу технологически трудновыполнима. Вал насоса испытывает осевое усилие от напора насоса и собственного веса. В нефтяном насосе это усилие достигает  0,5 тонны и выше. Необходимости осевой разгрузки в ЭЦВ по большому счёту нет.

Погружной насос ЭЦВ чаще выходит из строя из-за пуска — останова; короче как самолет, пока летим - не ломаемся!

Нефтяникам не в пример труднее. То нефть качают, то глиняный раствор, то газонефтяную композицию и всё это меняется в течение одного-двух дней. В процессе такого полёта может быть всё, что угодно. А. А. Богданов, в главном труде своей жизни, пишет, что в течении нескольких дней в стволе нефтяной скважины может образоваться песчаная пробка высотой 40 метров.

Все это я написал не только для того, что бы отдать должное разработчикам ЭЦН, а для того что б выстроилось понимание разных задач, решаемых разными насосами. Успехи же разработчиков КБ завода им. Котовского подтверждаются тем, что завод до 1974 года получал разовые заказы из министерства среднего машиностроения.

Надо понимать это время, время создания насосов ЭЦВ. Всё лучшее шло в атомную энергетику, в бомбу! Надо было всем показать Кузькину мать! Поэтому любой графитсодержащий материал – стратегическое сырьё! Нержавейка – тем более. Титановые сплавы – а что это такое? Вот чугун – это материал для народа. Вот подшипниковые материалы – балинит, лигнофоль (это пропитанные деревяшки, не путать с баланитом – это болезнь) или резина. И ведь заработало! От Бреста до Сахалина, сотни тысяч скважин.

Понятие интеллектуальная собственность тогда просто отсутствовало. Была одна форма собственности – народная. Освоенная технология изготовления передаётся на другие заводы: в Зарайск, Орш, и др. На весь Союз строится один завод по ремонту (заводскому восстановлению) насосов – в Херсоне.

Коллектив Специального конструкторско-технического бюро насосов (СКТБН) НПО Молдавгидромаш (1980-е, Молдавская ССР) – люди, создавшие легендарные советские ЭЦВ.

Насосы Молдовгидромаша и наводнили и "обводнили" весь СССР. То тут, то там вырастали башни Рожновского – замечательное по своей идее сооружение. Никто и нигде о том не говорит, не пишет, поэтому  скажу: башня Рожновского решает важнейшую геронтологическую задачу! За счёт промежуточного хранения воды в ёмкости с поверхностью раздела фаз, происходит очищение воды, её дегазация, выделяются в атмосферу тяжелые газы, сокращающие по современным представлениям человеческую жизнь. А в зимний период времени ещё дополнительно происходит структурирование воды! Но я отвлекся.

Насосы ЭЦВ, созданные в Кишинёве, отличала простота и проработанность конструкции. Недостаток – относительно короткий срок службы – отчасти компенсировался возможностью мелкого ремонта "на коленке".

Общим местом отказов насосов является человеческий фактор – нарушение правил монтажа и эксплуатации и насоса и скважины.

«Любой вид деятельности с участием человеческого фактора несет в себе потенциал ошибочных действий. Однако человеческий фактор может быть легко устранен за счет внедрения тщательно разработанной, продуманной и эффективной программы обучения, а также правильной мотивации персонала. Во многих случаях, произошедшие ошибки были связаны с конкретным ситуационным контекстом, имеющимся запасом времени и т.п.»  Шнайдер Георг, компания CentriliftCe

Вот чего у нас не было – того не было. Но был трудовой героизм и «природная сметка советского человека».

Резюмируя сказанное, мы последили этапы создания и эволюции ЭЦВ: Арутюнов — РЕДА — СКБ БН —  минсредмаш – КБ з-да Котовского – Молдавгидромаш. 

Сегодня  есть только один завод, который чётко наследует прежнюю традицию и бережно хранит наработки Молдовгидромаша и его предшественников. Это Херсонский электромеханический завод (ХЭМЗ). И это не случайно.

ХЭМЗ изначально создавался как завод заводского восстановления отработавших ресурс насосов ЭЦВ производства Молдавгидромаш. В это время на завод передавалась ЧТД, технологические процессы, руководящий и технический персонал постоянно проходил обучение и стажировку на заводе им. Котовского.

Завод создавался вместо успешно работавшей мастерской по ремонту насосов, где восстанавливались, в том числе, с 1962 года, насосы ЭЦВ.

К моменту перехода от заводского восстановления насосов ЭЦВ к началу их производства, завод был полностью оснащён достойным оборудованием и профессиональными кадрами, доказавшими за последние десятилетия свою профпригодность.

Постоянный, десятилетиями производимый анализ причин отказов насосов ЭЦВ, позволил провести доработку конструкции, главным образом в части материалов и технологии изготовления.

Завод выдержал все потрясения переходного периода, тем более в Украине.  Пережил рейдерские наскоки и наезды. И не потерял рабочие и инженерные кадры! Это всё оказалось возможным только благодаря директору завода Аркадию Марковичу Сандику.

Подчёркиваю дополнительно: конструкция не пострадала.

А материалы, там, где надо, давно заменили. Причём без истерик и маркетинговых ходов типа «нержавеющих рабочих колес». В насосах ХЭМЗа рабочие органы из полиамида – он никогда не ржавел. И современная антифрикция – КВ, там, где надо, давно стоит.

Сегодня насосы ЭЦВ ХЭМЗа вне конкуренции в номинации цена-качество.

ХЭМЗ – преемник НПО Молдавгидромаш)

В перечне российских производителей произошли радикальные перестановки. Взамен выбывших игроков появился новый лидер, доминирующий сегодня на рынке. Это Группа ГМС. Сегодня это международный холдинг с гигантскими годовыми оборотами и громоздким бюрократическим управлением. Производство погружных насосов для воды было освоено на ОАО «Ливнынасос» (г. Ливны, Орловская область) с приходом на пост директора завода Н.Н. Ямбуренко. «Относительно дешевый типоразмерный ряд отечественных насосов ЭЦВ полностью сформировался в 1998-2003 г.» (В.Х. Болгов.)

Была, видимо, разработана и программа развития ЭЦВ насосов. Вызывает удивление, что была порвана преемственность: ВНИИ Гидромаш – Молдавгидромаш.

Скорее всего, (моё личное, субъективное мнение) в создании программы развития погружных насосов в Ливнах принимал участие человек, знакомый с трудами Тойнби, Леонтьева, Бзежинского по российской тематике.

 Уж очень заметно желание хозяев ливненских производителей, перескочить пропасть за два прыжка, сразу перейти в желанную фазу «цветущей сложности». Достигнутый в советское время, уровень разработок, аккумулированный в Молдовгидромаше, отброшен, прототип взят из нефтяной отрасли, и с её болячками «упрощен» до ЭЦВ.

Ничего не поделаешь! Пресловутый человеческий фактор; и маргинальность соблюсти, и капитал приобрести. Понимаю, что деньги осваивали, но это же «деиндустриализация», по тому же господину Тойнби. Хорошо, что время лечит. Всё когда-нибудь образуется. Если нас всех не заставят выучить китайский.

История эволюции машин учит диагностике начальных этапов деиндустриализации на примерах «болезни Фердинанда Порше»,  «гегемонии рационализаторов».

И на эти «вызовы» всегда есть «ответы».

Я сознательно не остановился в этом разделе на различиях в принятых конструктивах – это другая статья, наверное, столь же не бесспорная и субъективная.

Вот только не забывайте это имя: Армаис Саркисович Арутюнов, родился 21 июня 1893 года,  умер в феврале 1978 года в Бартлсвилле. Его портрет находится в Зале Славы Оклахомы.

 

 

Вместо библиографии:

Книги А.А. Богданова, М.Д. Айзенштейна, А. И. Степанова и других авторов можно скачать из библиотеки компании.

 

Глоссарий:

Точка бифуркации – смена установившегося режима работы системы. Термин из  синергетики.

Технический инжиниринг – создание технического объекта по образцу.

Цветущая сложность – этап метафизического развития большой сложной системы. Термин Леонтьева.

Деиндустриализация – существенное падение значения обрабатывающей промышленности в экономике страны, столь глубокое, что промышленность этой страны становится неконкурентоспособной в отношении соседних стран. Термин А.Тойнби.

Геронтология – наука о старении человека.

Ф. Порше – автор Фольксвагена и Тигра.

 

 

2014 год

Технический специалист ГК Гидросервис

Когтев Н.В.

^ Наверх